image description
 

Учреждение Брестское областное управление МЧС Республики Беларусь

 

Авария на Чернобыльской АЭС. Из воспоминаний Владимира Ганчука…

491
Авария на Чернобыльской АЭС. Из воспоминаний Владимира Ганчука…

26 апреля 1986 года в 01:23 на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел взрыв и пожар, который полностью разрушил реактор. Здание энергоблока частично обрушилось, в различных помещениях и на крыше начался пожар. Впоследствии остатки активной зоны расплавились, смесь из расплавленного металла, песка, бетона и фрагментов топлива растеклась по подреакторным помещениям.

После ликвидации страшнейшего пожара на АЭС на помощь пожарным Чернобыльской зоны, подвергшейся радиоактивному загрязнению, были направлены силы из других областей республики. Пожарные Брестской области в 1986 году активно участвовали в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и на территориях, прилегающих к ЧАЭС. Для этих целей направлялась техника и личный состав.

Помнит те страшные события и ветеран пожарной службы, заместитель председателя Ляховичсского районного отделения Белорусской общественной организации ветеранов органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям «Спасатель» подполковник внутренней службы в отставке Владимир Ганчук.

Родился Владимир Васильевич 13 сентября 1952 года в д. Вишня Пружанского района в семье рабочих. Здесь же пошел в первый класс начальной школы. В 1961 году переехал в месте с родителями в г. Жабинку. В 1969 году окончил Жабинковскую среднюю школу №1. С 1969 по 1974 учился на машиностроительном факультете Белорусского политехнического института г. Минска. С 1974 по 1976 годы проходил службу в Советской Армии в в/ч 89446 в должности командира танкового взвода. С ноября 1976 года по июнь 1977 работал инструктором в Жабинковском райкоме комсомола, с июня 1977 по январь 1980 года – инженером-технологом в Жабинковском РО «Сельхозтехника». В январе 1980 года поступил на службу в отдел внутренних дел Жабинковского райисполкома на должность инспектора инспекции государственного пожарного надзора. В июле 1987 года переведен в Ляховичский РОВД на должность начальника инспекции государственного пожарного надзора. С февраля 1991 по декабрь 1993 года работал начальником инспекции государственного пожарного надзора, он же начальник профессиональной пожарной части №31 по охране города Ляховичи, отдела внутренних дел Ляховичского райисполкома. С декабря 1993 года по сентябрь 1997 года – начальник военизированной пожарной части 2 разряда г. Ляховичи, с сентября 1997 года по апрель 2000 года –начальник отряда военизированной пожарной службы 3-го разряда г. Ляховичи и Ляховичского района, с апреля 2000 года по август 2001 года –начальник пожарного аварийно-спасательного отряда г. Ляховичи и Ляховичского района и с августа 2001 года по ноябрь 2002 года – начальник Ляховичского районного отдела по чрезвычайным ситуациям. В ноябре 2002 года по состоянию здоровья в звании подполковника внутренней службы ушел на заслуженный отдых.

Воспоминания о чернобыльской трагедии из первых уст...

Владимир Ганчук в период с 12 декабря 1986 г. по 15 января 198 7г. находился в командировке в составе сводного отряда в д. Тешков Наровлянского района Гомельской области.

– Мне было 34 года, служил в то время инспектором ИГПН ОВД Жабинковского райисполкома, – вспоминает собеседник. – Пришел приказ по УВД направить несколько работников в командировку с 12 декабря 1986 г. по 15 января 1987г. в Наровлянский район для охраны территории. Об аварии и радиации много чего не знали, но поступил приказ, надо выполнять. Меня направили на пару дней раньше, чтобы я до прибытия сводного отряда успел принять всю имеющиеся служебную технику, т.к. я отвечал за ее исправность и укомплектованность. Отряд размещался в средней школе д.Тешков, нас было около 90 человек. Ежемесячно работники отряда менялись, у каждого работника были свои служебные обязанности (работа в патруле по охране территории, работа на блок постах, работа по материально техническому и тыловому обеспечению и т.д.). Каждому работнику выдали форменное обмундирование. Был установлен распорядок дня, все как в армии: подъем, зарядка, завтрак, выполнение поставленных задач… По прибытии нас собрали, ознакомили с общей обстановкой, объяснили ситуацию, и мы приступили к выполнению поставленных задач. Серьезность случившейся беды я осознал гораздо позже, а первые дни прошли, как в тумане. Навсегда в памяти осталась картинка: на улицах нет ни одного человека, только пустые окна брошенных домов, клубов, магазинов, колхозов. Во дворах еще бегают кошки, собаки, а жильцов нет. Жутко! На то время в одной только деревне Тешков числилось 178 дворов, 418 жителей. Трудились круглосуточно. Обстановка была напряженная, никто тогда ничего не знал о радиации. Никто не жаловался. Вообще, меня до сих пор поражает общий дух ликвидаторов – собранность, серьезность и исключительная ответственность всех, кто тогда был рядом. Каждый занимался своим делом. Работали слаженно. Такого отношения к работе, как там, после нигде не встречал. Как будто каждый говорил себе: «Если не я, то кто?».

С техникой было сложнее. Техника – не люди, она железная.

– В тот период – зимой, было много снега и «стояли» большие морозы, где-то около 30 градусов, – продолжает Владимир Васильевич. – Так вот моя задача заключалась в том, что бы вся имеющееся техника (легковые автомобили «УАЗ» и грузовые) находилась в исправном состоянии. Было много случаев, когда техника не заводилась, вязла в снегу – приходилось в оперативном порядке решать все эти вопросы. На то время на все эти случаи очень не хватало специальной техники. Много раз приходилось ездить в ближайшие города за запчастями: Хойники, Наровля, Мозырь (в г. Хойники находился Республиканский оперативный штаб). Где-то к Новому году получили гусеничный транспортер, который намного облегчил нам работу. Кормили нас хорошо, платили практически в 2 раза больше, чем я тогда получал по месту службы. Тому, кто уезжал в патрулирование, выдавали средства защиты, уже не помню какие, по-моему респираторы. Выезжали группами, следили за порядком, чтобы мародеры не грабили то, что было оставлено местными жителями и запрещалось для вывоза из загрязненной зоны. Любителей поживиться чужим добром, к сожалению, хватало. Проникали они в зону по ночам, окольными лесными тропами, искали в основном то, что легко было унести. За все время нахождения в командировке, я не помню, чтобы у меня кто-то измерял дозу радиации, дозиметр не выдавали. Ведь никто точно так и не узнал, сколько каждый из нас там «заработал». Страха или боязни не было. Молодые все были, крепкие... На вкус, запах или визуально радиация не ощущалась. После возвращения из Чернобыльской зоны первое время было такое ощущение – будто «камень с души упал».   Здоровье вначале сильно не «пошатнулось», но спустя какое-то время ухудшилось. В 2002 году по состоянию здоровья ушел на пенсию.

По словам Владимира Ганчука, мы не должны забывать о страшной трагедии на Чернобыльской АЭС и о тех людях, кто, рискуя своими жизнями и здоровьем, спасал нас, живущих сегодня.

Искать похожие новости:

Будь готов

Другие новости


 

Волшебная книга
Волшебная книга
Моб. приложение
Моб. приложение
Министерство
Законодательство
Закрыть
Закрыть Закрыть Закрыть
Закрыть

Центральный аппарат МЧС

Территориальные управления

Департаменты

Закрыть